Previous Entry Share Next Entry
о домах
мик с теткой
erofeeva
Ради жизни в старом фонде люди готовы терпеть бесконечно вылетающие пробки, старух-процентщиц, алко-шизо-соседок с пистолетами и покрытых шерстью домовых (говорят, домовые существуют и, не поверите, способны любить/ненавидеть).
Даже рабоче-крестьянская зловещая Елизарь, где я жила во мраке под постпанк в наушниках, давала мрачное и страшное вдохновение. Шагая по проспекту Елизарова, я представляла 1957-й год – всё свежее и весеннее, скоро родится мой спившийся сосед, его радостно повезут из роддома.

Вы думали о месте, в котором сейчас живете? Кто там жил до вас? Что происходило? Люди танцевали, хохотали, спорили, скандалили? Всё на свете. Отсюда любовь к центру города. Многие хотят чувствовать историю, быть одновременно и здесь, и в другом времени. И тем вдохновляться. Какая жизнь без вдохновения? Правильно, никакая.

Переезжаешь на окраину. В спальный район. У окраин мало души. Это хорошо. Никакой тяжести прошлого – только ветер и пустота. Задумываюсь: «Что было тридцать лет назад на месте дома, в котором я сейчас живу?»
Ничего не было. Пусто. В этой местности нет душ умерших, потому что здесь тридцать лет назад никто не умирал. Это вам не Гороховая.

Всегда одни пустыри с высокой сухой травой, камышами и болотом. Ветер с залива носился по полям. Не свистел и не гудел, а только трогал уши бродячих собак. Может быть, недалеко горбилась свалка, собаки прибегали оттуда отмечать собачьи свадьбы.
Росли ли здесь деревья? Не думаю. Холодный воздух и ветер, которого как будто нет, потому что он ни с чем не сталкивается и оттого не звучит. И собаки ошиваются в этом беззвучии.

Сейчас иногда в вентиляционных шахтах дома завывает воздух. Как во французском замке.
И то хлеб.

  • 1
и вам за отзыв спасибо)

  • 1
?

Log in