Previous Entry Share Next Entry
реки
мик с теткой
erofeeva
Родилась в маленьком городе – в толпе сопок, обросших густыми деревьями и кустами, как грудь большого существа. И рядом с двумя лесными реками. Одна – широкая, с травянистой окантовкой, запахом водорослей и мокрыми оборванными берегами.
Другая – горная и пенистая. Раньше не ценила этого чувства – когда прыгаешь с камня на камень у воды - там, где закончилась цивилизованная набережная и начался лес, ведущий к подножиям.

Горную реку помню сильнее. Зимой я иду вдоль нее по морозу утренними сумерками. Отправляюсь в заброшенный отель с витринами в пол. Да, они в пыли. Все равно через стекла пробьется свет – как пить дать. Солнце совсем уютное, когда тебе не надо торопиться. Ты сворачиваешься в клубок в ободранном кресле и смотришь, как первые линии света ложатся на стену.

Все кажется свежим.
И даже не кажется.

Холл пуст. Скоро кто-то отворит снаружи пыльную дверь и войдет. Метрах в пятистах отсюда раздается скрип валенок по протоптанной в сугробах тропинке.

Летом собираю жимолость у пыльной дороги в колючих кустах далеко от берега. Если заниматься собирательством в майке и шортах, исцарапаешь руки так, будто дралась с камышовыми котами. Преувеличиваю из-за того, что красиво звучит: «Дралась с камышовыми котами». На самом деле царапины как от домашних.

В лесном поле встречаются люди. Но я не говорю с ними. Пусть думают, что меня нет. Соберу ягоды и пойду к реке - стоять на мосту и наблюдать за водой, которая принеслась из верховий. Как за неведомым зверем.

В такие дни солнечно и жарко. А если это весна, то я сижу на бетонном покрытии и рисую волны. Мимо меня в полуводовороте ледяной воды несутся рыбины. Если шум надоедает, прислоняюсь к деревьям и рисую листья берез. Они так шелестят, будто просят: «Нарисуй нас скорее, запомни быстрее. Осенью мы скукожимся. Были. И нет».

Фантазия смешивается с реальностью. Получаются картины, в которых всеми фибрами стремишься поселиться. И даже живешь в них – в некоторых снах.

?

Log in

No account? Create an account